Энциклопедия Техники

125 подписчиков

Свежие комментарии

  • Николай Галыгин
    Словесный понос. Россия будет строить свою станцию и ядерный буксир,а марсоходы с дронами это просто детские игрушки ...Сша будут разбира...
  • Sergiy Che
    Аффтор по моему запутался сам в своих разглагольствованиях - а всё потому, что не знает ни бельмеса в этнологии, но л...Как финно-угорска...
  • Александр Фишкин
    Всё враньё. Попробуйте отучить меня от мяса :)Был ли тиранозавр...

Как Эсмахан-султан поступила с сыновьями Сокколу Мехмед-паши от первых двух браков

Как Эсмахан-султан поступила с сыновьями Сокколу Мехмед-паши от первых двух браков

Потерев виски, разболевшиеся от напряжённой работы, Сокколу устало откинулся на стуле в своих покоях.

Мехмед-паша старался заглушить душевную боль делами, и в последнее время ему это почти удавалось. Подготовка к празднествам по случаю обрезания внуков Михримах-султан занимала всё его время и отвлекала от горестных мыслей.

Теперь, когда работы стало меньше, Мехмед-паша каждую свободную минуту думал о поступке Эсмахан-султан.

Мужчине было горько, что едва договорив "развожусь" в третий раз, жена, повернувшись спиной и словно забыв о нем, почти умоляла Феридуна занять едва освободившееся место.

Было стыдно, что Эсмахан не постеснялась сказать нишанджи, что Сокколу немощен в постели.

Но самую большую боль великому визирю принесли слова Эсмахан о том, что если свадьба состоится, султанша разрешает сыну Феридун-бея жить во дворце Кадырга с отцом.

Сокколу тяжело вздохнул.

Его собственный сын, Курд-бей, не был удостоен такой чести. Более того, в первое же брачное утро Эсмахан заговорила о том, что ее тяготит прошлое мужа.

- Сокколу паша, - даже не отослав девушек, прислуживающих за завтраком, начала разговор султанша, - вчера моя жизнь изменилась и уже не будет такой, как раньше...

- Клянусь вам, госпожа, я сделаю всё, чтобы наш брак был счастливым.

Султан Сулейман хан и шехзаде Селим хазрет лери оказали великую честь, отдав мне в жены такую драгоценность, как вы, Эсмахан-султан.

- Паша, я тоже желаю, чтобы этот брак принес нам обоим радость и покой. Однако, есть кое-что, что тревожит меня.

- Что же, госпожа? Я готов на что угодно, лишь бы избавить вас от любых тревог.

- Вчера изменилась не только моя жизнь, Мехмед-паша. Ваша жизнь тоже не будет прежней.

- Простите, госпожа, но я не понимаю о чем вы.

- Иншалла, скоро у нас с вами появятся дети...

Мехмед-паша удивился, что юная супруга не краснея говорит на такую деликатную тему, и подал знак служанкам выйти.

- Я понимаю ваш старахи и опасения, госпожа. Всех молодых девушек пугает эта сторона замужества, однако я уверяю вас, что вы будете прекрасной матерью, и я окажу вам всяческую поддержку.

- Вы правы паша, мне будет нужна ваша поддержка. Я надеюсь, что вы согласитесь с моим решением. Ради брака со мной вы уже оставили двух жен, паша.

Сокколу ждал, чтобы понять, к чему клонит султанша.

- Однако, в этих браках у вас родились дети.

Сокколу кивнул:

- Мой первенец, Курд-бей, очень смелый и сильный юноша. Если не возражаете, я вас познакомлю.

Эсмахан с громким стуком опустила кубок, и натянуто улыбнувшись, сказала:

- Возражаю, Мехмед-паша.

Сокколу показалось, что он ослышался, но Эсмахан продолжила:

- Подумайте сами, паша. Наши дети будут носить титул султанзаде и продолжат династию Османов. Им не нужно знать, что где-то есть их братья, которых родила не я. Для меня это будет унизительно.

За столом повисла пауза.

- Такое родство не принесет пользы ни одной из сторон, Мехмед-паша. Не приведи Аллах, это общение разожжет зависть в сердцах ваших детей от прошлых браков. Курд-бей уже взрослый, и скоро создаст свою семью. Младшие ваши сыновья ещё малы, чтобы запомнить вас, и будут воспитываться новыми мужьями ваших бывших жен. Разумеется, они ни в чем не будут нуждаться.

Сокколу подумал, что в молодой султанше говорит ревность, и вскоре она передумает. Но этого не случилось. Эсмахан действительно вскоре родила двоих сыновей: Ибрагима и Хасана. Но когда Сокколу осторожно заговорил о своих сыновьях от прошлых браков, Эсмахан дала ему понять, что не изменила своего решения.

Сокколу второй раз пришлось оставить свое прошлое и свою семью ради Османской династии.

Сокколу унесся мыслями в далёкую юность, когда потерял семью впервые. Вспомнил плачущую мать, тянущую к нему руки, и брата, прижавшегося к материнской юбке.

В османскую империю по системе девширме должны были забрать младшего мальчика из семьи Соколовичей, Макария. Но 18 летний Бойко вызвался пойти вместо него.

- Мама, не плачь. Я хочу, чтобы и брат выросли, познав материнскую и отцовскую любовь, которую сполна получил я. Так надо.

Макарий смотрел на старшего брата полными слез огромными глазами, как у младенца Иисуса на висящей в правом углу избы иконе. Бойко даже вздрогнул от явившегося ему неожиданного сходства, решив что это добрый знак, и ушел из отчего дома не оглядываясь.

Турки никогда не нарушали правила "один дом - один мальчик", поэтому больше к Соколовичам за данью детьми не приходили.

Только через 30 лет, став беллербеем Румелии, Мехмед паша приехал туда, где прошло его детство, в маленькую деревеньку Соколовичи у реки Милешевцы.

Отпустив стражников, Соколу брёл по родным улицам, и каждый камешек под ногами был ему знаком. Казалось, что время не властно над этими местами, где по прежнему пахнет травой и хлебом, а вдали слышен звон колоколов и перекличка соседских псов.

Мехмед-паша сразу узнал идущую навстречу маленькую женщину в белом платке, из которого выбилась седая прядь.

Обратите внимание: Великие правители Османской империи Мехмед II Фатих 1453г.

Ноги словно перестали слушаться этого смелого воина, мудрого визиря, почтенного мужа. Сейчас он снова стал сербским мальчиком Бойко, когда-то покинувшим эти благословенные богом земли.

Женщина шла, погруженная в свои мысли. Иногда она кивала и улыбалась, а потом вдруг хмурила брови... Совсем как в детстве, когда ее сын баловался время службы. Но Наджа никогда не сердилась долго. Лишь трепала Бойко за пухлую щёчку с небольшой родинкой и приговаривала:

- Ну и характер у тебя, Бойко, не сидится тебе на месте.

Поравнявшись с мужчиной, одетым не по-местному, женщина лишь мельком взглянула в его лицо и тут же уронила на землю корзинку. В разные стороны покатились крашеные луковой шелухой освещенные в ближнем монастыре яйца.

- Родинка, - только и смогла прошептать женщина, - Родинка... Глаза... Бойко....

Сокколу подхватил под руки свою постаревшую мать и заключил ее в крепкие объятья. Он плакал и не чувствовал бегущих из глаз слез. Она всё шептала - "Мой Бойко... мой Бойко... мой Бойко вернулся...".

В дверь постучали, и Сокколу поднял голову, вернувшись из своих воспоминаний.

- Войди!

- Мехмед-паша, прикажете подавать ужин?

- Ничего не нужно. Я не голоден.

Евнух поклонился и вышел. Мехмед захлопнул толстую тетрадь и встал из-за стола. Перед завтрашним заседанием дивана ему надо было хорошенько выспаться.

Ночью Сокколу видел битву при Сигетваре. Бок о бок он сидел на коне рядом со своим сыном Курд беем, сражаясь с неверными. Совсем юный парень отважно размахивал мечом, будто опытный воин. Гордость за первенца снова переполняла Мехмед-пашу, и в то же время грусть закрадывалась в сердце: после возвращения в Стамбул ему снова придется расстаться с любимым сыном, как этого пожелала Эсмахан-султан. Даже спустя столько лет он помнил р видел по сне ту единственную битву, в которой участвовали и его сын.

Вдруг Курд-бей завалился вперёд и упал, окровавленный, на свою лошадь.

- Сынок! - закричал Мехмед и вскочил, проснувшись, в постели, вытирая со лба холодный пот.

Страшная картина все ещё стояла перед его глазами.

- Дурной сон, Курд-бей вернулся с битвы целым и невредимым, как доблестный воин, - пробормотал Сокколу и снова лег.

Утром паша по приказу повелителя провел заседание дивана, после чего снова вернулся в свои покои, чтобы подготовить отчёт.

После встречи с султаном Мехмед-паша отправился к сыну. В добротном, отделанном руками Курд-бея доме он предвкушал тихий вечер за приятной беседой и простой трапезой.

На стук никто не открывал. Мехмед колотил в двери все сильнее и сильнее.

Наконец, служанка сына распахнула дверь.

- Что случилось, хатун?! Ты разве не слышишь стука, я чуть не сломал эту дверь, шайтан тебя побери!

- Паша... Горе... Ужасное горе, - завыла служанка, - я пришла с рынка, и...

Оттолкнув женщину в сторону, Мехмед-паша вбежал в дом так, словно и не разменял восьмой десяток, чтобы увидеть страшную картину: очертания нескольких тел, накрытых белоснежной тканью. Дрожащей рукой Сокколу сдергивал простыни одну за другой, и бросал в сторону.

- Кто? За что?!

Сердце великого визиря не выдержало и он, пошатнувшись, упал рядом с безжизненным телом Курд-бея.

Вы прочитали 92 главу второй части романа "Валиде Нурбану".

Первая глава по ссылке тут, это логическое продолжение сериала "Великолепный век"

Как Эсмахан-султан поступила с сыновьями Сокколу Мехмед-паши от первых двух браков

Еще по теме здесь: История.

Источник: Как Эсмахан-султан поступила с сыновьями Сокколу Мехмед-паши от первых двух браков.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх